Пожертвования:
Апрель:
5 228 804
руб.
Март:
5 617 992
руб.
Всего:
142 201 263
руб.

Игра как лекарство

Больные дети
В процессе
Сумма, которую необходимо собрать: 824 000 руб.
34% собрано / 542 240 руб. осталось
До завершения сбора: 69 дней
Поделиться
Помочь

Фонд Правмира поддерживает подопечных Детского хосписа «Дом с маяком» и открывает новый сбор – на зарплаты игровых терапевтов и нянь, помогающих семьям с неизлечимо больными детьми. Если ребенка нельзя вылечить, особенно важно радовать его и окружать заботой до последней минуты.

 

− На фольклорных группах, которые проводят наши игровые терапевты, есть такая игра, когда ребенка накрывают покрывалом, и все много раз зовут его по имени. В тот раз я попросилась вместе с Анькой. И вдруг увидела, что она начинает волноваться и искать глазами того, кто ее зовет. Я никогда не видела такую реакцию, − с нескрываемой радостью вспоминает Ксения, мама Ани Поповой. −  А еще у Ани под опекой хосписа появились няни, которые понимают дочку и умеют с ней играть. Найти их без хосписа было нереально.

— У  наших семей в их квартире и в их жизни вообще создаётся какая-то такая атмосфера, обстановка,  которая вся крутится  вокруг  больного  ребёнка.  Это  правильно,  это  только  так  можно  жить.   Но у нас на занятиях можно  создать  другую  обстановку,  где их все принимают, где они — обычная семья.  Очень  часто  сюда  родители не  хотят  ехать:  вот, мы  будем фольклор 2 плакать!  Я говорю,  ничего  страшного. Многие:  вот, нам  будет  громко.   Я  говорю,  да,  будет  громко,  но  мы  готовы  принять  вас в  этом виде, в  котором  вам  будет  громко.   Вот,  мы, мол, придём с  младшим  братом,  он  будет  всё  раскидывать.  Я  говорю:  хорошо,  мы  можем  принять  вас с  младшим. То  есть  тут место,  где не то что бы им можно всё, а  где  их  просто принимают  такими,  какими бы  они  не  приехали:  опоздали,  поистерили, не важно. — объясняет игровой терапевт Ася Политова, одна из ведущих групповых занятий у пациентов хосписа.

В среднем 20 детей хосписа «Дом с маяком» в месяц могут посещать группы у Аси. 309 визитов к детям на дом делается в месяц небольшой командой Асиных коллег.

Игровой терапевт – это человек, который совмещает в себе функции разных специалистов: использует логопедические техники, дефектологические. Игровой терапевт должен обладать навыками детского психолога, знать многое из физической терапии – как правильно посадить ребенка, например. В этом деле все-все намешано. Основная задача игрового терапевта – это наладить контакт. Как бы тяжело ребенок ни болел, с ним можно строить общение. Это может получиться не с первого раза, иногда нужен год или даже больше.

— У нас в хосписе мамы отлично умеют санировать (отсасывать специальным прибором мокроту), если у ребенка проблемы с дыханием. Доктор их научил. Как делать специальные упражнения — это медсестра объяснила. А как развивать психику такого ребенка — это игровой терапевт должен объяснить. Мамы часто не понимают, как общаться со своим ребенком. Как его понять, если он не может сказать? Что делать для того, чтобы ребенок развивался, насколько это возможно? — говорит игровой терапевт Алена Петрусенко.

фольклор 3— Мой любимый пример — со свечкой. Есть такая игра, когда мы подносим зажженную свечку к лицу ребенка и предлагаем задуть ее. Мне всегда сначала неудобно перед ребенком: он еще не умеет задувать свечку, а я к нему пристаю, мне стыдно всегда за это. Но я точно знаю, что в какой-то момент у ребенка может получиться. Вот Марфа научилась, и я всегда думаю, что в этот момент, когда я зажигаю свечку, для Марфы  — это действие, которое она видит, понимает, она контролирует себя, она делает вдох и задувает эту свечу. И вот это — очень большая победа. Ради  этого можно годы тратить, и я на эти годы согласна. — поясняет Ася Политова.

Игровые терапевты и няни — это люди, которые больше всего времени проводят с подопечными детьми «Дома с маяком». Они большие профессионалы, но не это самое главное. Большая проблема семей с неизлечимым ребенком — это такая «инвалидизация» всего в их жизни. Когда со здоровьем серьезные проблемы, это действительно отнимает много жизненного времени. Тем ценнее люди, которые умеют увидеть в детях не диагноз, но маленького человечка, которому хочется играть и развиваться.

— Первая  девочка,  которая  у  меня  ушла уже  больше  полутора  лет  назад ,  это  на  самом  деле  одно  из  самых  светлых  воспоминаний  в  жизни.  Это  была  очень  красивая,   не  красивая…  не  знаю  как сказать…  это  было  хорошо.  Никуся  была  очень  светлой.   Она  была маленькая,  она  была с  большой-большой  головой и  очень  напряжённой.   Я  часто  приходила к ним,  она  вот  такая  вся  собранная  была,  до  невозможности.  И на  самом  деле  получилось  так,  что я  массировала  там  ручки,  массировала  там  ножки,  и мы  разговаривали с  мамой в  этот  момент  на  самом  деле,   там  пели  песенки  ей  какие-то. И к  концу  занятия  она  просто  расслаблялась. Не  знаю,  кто  больше  кого  поддерживал:  мы —  родителей,  они  —  нас.   Очень  сильно  зависит,  конечно,  от  диагноза  ребёнка.   Когда  это  онкологический  ребёнок,  который бегал  по  лужам,  смеялся, а  потом  заболел,  это  очень  трудно.   Трудней  всего  смотреть на   родителей,  на слёзы  родителей,  на  то,  как  они  не  могут  отпустить. И легче всего — играть и радоваться вместе с нашими детьми — говорит Ася.

Помогите дарить радость неизлечимым детям. Для этого игровым терапевтам и няням нужна хоть и скромная, но зарплата. Мы собираем 800 тысяч на полгода труда нескольких специалистов.

Помочь
Поделиться