Центр адаптации для детей-инвалидов | Благотворительный фонд "Правмир"
Мы рядом
в трудную минуту
Собрано за Июль
438 033 ₽
Центр адаптации для детей-инвалидов
Центр адаптации для детей-инвалидов
Центр адаптации для детей-инвалидов
Центр адаптации для детей-инвалидов

Нужно 2 082 816 ₽

Фонд «Правмир» открывает сбор на оплату труда инструкторов и аренды зала для Центра адаптации для детей с особенностями развития. Это первый в Москве и единственный в России Центр адаптации для детей-инвалидов. Задача Центра – социализация детей через адаптивную физическую нагрузку. Дети от 6 до 18 лет со схожими физическими возможностями занимаются раз в неделю в небольших группах по 10-15 человек. Тренеры делают акцент на упражнения для развития ловкости в игровой форме с элементами соревнования. После занятий у детей улучшатся координация, моторика, общее физическое состояние. Благодаря курсу адаптации ребенок сможет эффективнее бороться с основным заболеванием, стать более самостоятельным в самообслуживании и развить важные психологические и социальные навыки.

собрано 103 514 ₽
нужно 2 082 816 ₽

Молчаливый Арман

«Поймай меня!» – Арман стучит новой знакомой по плечу. Та, ни секунды не думая, делает то, что ее просят. Арман пытается увернуться. Они оба бегут по спортивному залу. Веселые и счастливые.

«Девочка эта пришла на занятия со своим братом. В отличие от моего особенного ребенка, она – девочка-"норма". Хорошая такая, прыгучая. Она первой начала общаться: "Арман, пойдем туда! Арман, пойдем сюда!". Он понял, что опасности от нее нет, вот и подошел к ней со словами: "Поймай меня!". Это не значит "давай бегать". У Армана это просто ключевая фраза для привлечения внимания. Что-то вроде "мне тоже интересно с тобой общаться". Он же не может, как мы с вами, строить предложения, вопросы задавать, а общаться-то ему очень хочется. Несмотря на диагноз, он теплый и очень эмоциональный ребенок. Думаю, именно эмоциональность помогает ему в развитии», – говорит Лусине.

Ее старшему сыну Микаэлу было 8 лет, когда на свет появился Арман. Кареглазый, темноволосый и очень улыбчивый. Когда к полутора годам он так и не заговорил, Лусине начала волноваться. «Ребенок молчит. Что с ним?» – спрашивала врачей. Те успокаивали: «Мальчик! Заговорит позже».

Лусине интуитивно понимала, что Арман молчит как-то по-другому. Водила его по разным врачам. Сначала малышу поставили диагноз «общее недоразвитие речи», потом – «задержка психоречевого развития» и в итоге – «аутизм». «Я слышала об этом заболевании, но толком ничего не знала. Мы – армяне. Семья у нас огромнейшая, только со стороны мужа – 150 близких родственников. И ни одного человека с таким диагнозом. Откуда это у сына? Выйдем, например, гулять по маршруту магазин-кафе-дом, Арман спокоен. Ему маршрут нравится. Если на следующий день что-то поменяется, зайдем еще куда-то – истерика… Ролевые игры не любит. Любит поставить в ряд все игрушки, открывать и закрывать двери. Любит все повторяющиеся действия. Других детей долго воспринимал как угрозу. Во дворе, на детской площадке играл всегда в сторонке. Когда дети вовлекали его в игру, он мог немного поиграть со всеми, но говорить не мог, и интерес к нему быстро теряли», – рассказывает Лусине.

Ей потребовалось время, чтобы принять диагноз сына. И начать действовать. Она отдала Армана в обычный детский сад, чтобы он изменил отношение к сверстникам и, если не научился дружить с ними, то хотя бы перестал их бояться. Первое время Арман сидел где-то в углу и играл в машинки. Один. Бегать, прыгать вместе со всеми ему совсем не хотелось. Хмурился, когда к нему подходили и нарушали его личное пространство. Со временем Арман понял: хочешь-не хочешь, а подходить к нему все равно будут. И привык.

«В детстве Арман почти не понимал обращенную к нему речь. Попросишь его принести шапочку. Смотрит на меня и молчит. У меня было ощущение, что я разговариваю с ребенком на иностранном языке. Приходилось давать подсказки – показывать пальцем, брать за руку и вместе подходить к нужному предмету. При этом я проговаривала: "Я иду", "Я хочу", "Я беру", "Это находится здесь", "Это шапка". После нескольких повторов – запоминал. Часто я рассказывала ему что-то хорошее, а он вдруг начинал плакать. Думал, я ругаю его. Со временем он научился понимать тонкости речи, "читать" взрослого по глазам, жестам, эмоциям. Угадывать, что от него хотят», – говорит Лусине.

Благодаря занятиям с дефектологом в течение нескольких лет Арман стал отвечать на поставленные вопросы. По-своему, конечно. Специалисты называют такое неконтролируемое автоматическое повторение слов, услышанных в чужой речи, эхолалия. На вопрос «Ты хочешь?» Арман отвечает: «Ты хочешь», на предложение «Давай сделаем!» – «Давай сделаем».

С братом

«Арман не говорит: «Я хочу». Он вообще не говорит «я» осознанно. Если сказал, значит, повторил за кем-то. Научили. У него не получается выстраивать предложения. Он может только подобрать ключевые слова, и по ним можно догадаться, о чем речь. Но не всегда. Иногда это просто набор слов. По мере взросления он начал осознавать, что его не понимают. Стал смотреть кино, мультфильмы, запоминать оттуда фразы, которые используют в определенных ситуациях и употреблять их в жизни. Даже ругаться научился, если его обидят», – говорит Лусине.

Она отдала сына в обычную, не коррекционную, школу, чтобы Арман, хотя бы в младших классах, общался с детьми без особенностей развития, учился у них. Пришлось даже самой сесть за парту рядом с сыном, чтобы он не боялся и чувствовал поддержку. Работу архитектора пришлось бросить.

«Арманчику сейчас 12. Он в 4-м классе. Русский язык дается хорошо. Умеет читать, пишет грамотно. А с математикой проблемы. В детском саду простые примеры решал, но потом началась какая-то боязнь цифр. Спросишь, сколько будет 3 умножить на 4. Смотрит в таблицу умножения и отвечает: «12». Спросишь, сколько будет 12 разделить на 3. Опять – в таблицу. Все делается механически. У него есть черта: если ему что-то не интересно, хоть лопни, но он не будет этого делать. А если интересно, научится сам. Самокат он освоил сам буквально за пару часов. Из конструктора лего собирает пожарные станции с машинами и человечками, банки с банкоматами. Может за день-два собрать тысячный пазл – опять же, если картинка ему нравится», – говорит Лусине.

Узнав об открытии Центра адаптации, Лусине отвела туда Армана. Ведь ему важно развиваться не только физически, и занятия в Центре – это не просто физкультура. У ребенка одновременно работают руки, ноги и голова. «Детям с аутизмом трудно концентрироваться, быть гибкими – делать не по шаблону. Они, как машины: малейший сбой – и все останавливается. На занятиях в Центре Арман понимает, что подошла его очередь – значит, надо выполнить упражнение. Если он не понял задание инструктора, может оглядеться, посмотреть, что делают другие дети, оценить ситуацию и попробовать повторить: прыгать на одной ноге, на другой, преодолевать барьеры. Это же целый процесс в голове!» – делится впечатлениями Лусине.

Она рада, что есть место, где Арман может научиться и терпению, и концентрации, и внимательности, и гибкости – всему, что позволит ему в будущем приблизиться к норме: ориентироваться в жизни и самому принимать решения.

«Для меня очень важно, что в Центре есть взрослые люди, которых Арман не боится и уважает, – реабилитолог, инструкторы. И рядом нет мамы. Конечно, я наблюдаю за ним, но так, чтобы Арман меня не видел. Я мешаю ему. Он становится капризным, перестает заниматься. А еще умилительно, что между детьми есть взаимопомощь: ребята с синдромом Дауна помогают эмоционально сдержанным аутистам. Таким детям, как Арман, важно чувствовать, что они не одни. Арман не может словами выразить свои впечатления от занятий, но я и так все понимаю. Он занимается с улыбкой, с улыбкой выходит из зала. И если бы ему хоть что-то там не понравилось, интонации инструкторов, например, он бы больше туда не пошел», – говорит Лусине.

Фонд «Правмир» помогает детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти курс адаптации. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Помочь Центру адаптации
Выберите предпочтительный для вас вариант оплаты пожертвования
Если возникли проблемы с платежом, пишите на support.fond@pravmir.ru

Apple Pay
Картой
SMS
Квитанцией
Paypal
Другое
Обработка запроса может занять некоторое время (не более 1‑й минуты)
Отправьте SMS с суммой пожертвования на короткий номер
8916
В SMS указывайте только цифры — например «100». Допустимый размер пожертвования — от 10 до 15 000 ₽. В случае если число будет указано прописью или сообщение будет содержать только текст, суммой пожертвования будет автоматически считаться 100 ₽.
Распечатать квитанцию

Вы можете распечатать платежную квитанцию на отдельной странице. По полученной квитанции можно произвести платеж в отделении любого банка.

В назначении платежа указывайте Ваш адрес эл. почты.


Реквизиты фонда
Вы можете отправить пожертвование непосредственно на расчетный счет Фонда по данным реквизитам.
Назначение платежа Помощь Центру адаптации для детей-инвалидов
Полное наименование организации Благотворительный фонд помощи социально незащищенным лицам «Правмир»
Сокращенное наименование организации Благотворительный фонд «Правмир»
ОГРН 1157700002680
ИНН 7743069277
КПП 772001001
Юридический адрес 111397, г. Москва, ул. Новогиреевская, д. 24, корп. 1, кв. 49
Фактический адрес (адрес доставки) 101000, г. Москва, Малый Златоустинский переулок, д. 5, стр. 1
ОКПО 32431718
ОКАТО 45263583000
ОКВЭД 64.99
ОКТМО 45312000
Расчетный счет 40 703 810 538 000001344
Корр.счет 30 101 810 400 000000225
БИК 044525225
Наименование Банка ПАО «Сбербанк России»
Генеральный директор на основании Устава Власов Максим Георгиевич
Адрес эл. почты support.fond@pravmir.ru
Обработка запроса может занять некоторое время (не более 1‑й минуты)
Яндекс.Деньги, Сбербанк.Онлайн, Альфа-Клик, Тинькофф.
Обработка запроса может занять некоторое время (не более 1‑й минуты)
Помогли
ирина — 500 ₽
3 июля, 12:07
Sergey — 150 ₽
3 июля, 11:12
Оксана — 500 ₽
2 июля, 21:03
Юлия — 3 000 ₽
1 июля, 07:31
Полина — 1 000 ₽
28 июня, 23:42
Андрей — 300 ₽
21 июня, 22:56
Tikhon — 500 ₽
21 июня, 21:31
Людмила — 500 ₽
18 июня, 12:39
Anna — 300 ₽
17 июня, 22:11
allad — 500 ₽
17 июня, 21:24
Lyudmyla — 5 000 ₽
17 июня, 20:30
Roman — 500 ₽
15 июня, 10:50
allrai — 500 ₽
11 июня, 09:25
Светлана — 300 ₽
11 июня, 09:22
Sai — 500 ₽
8 июня, 10:08
Владимир — 170 ₽
7 июня, 19:43
Ольга — 500 ₽
6 июня, 16:44
Елена — 1 000 ₽
4 июня, 20:55
Валентина — 120 ₽
3 июня, 21:08
Marina — 300 ₽
3 июня, 2020
Другие сборы
Сбил пьяный водитель
Роману нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после ДТП.
Нужно 420 840 ₽
«Теперь у вас всю жизнь будет бревнышко, которое разговаривает»
Даниле нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после травмы.
Нужно 526 050 ₽
«Дальше я несла Матвея на руках. А весил он 30 килограммов»
Матвею нужен курс реабилитации и маневренная, легкая, складная инвалидная коляска, чтобы восстановиться после ДТП.
Нужно 658 550 ₽
Вы помогли
Долго не могли поставить диагноз
Диме нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после болезни.
Неожиданно пропала чувствительность в нижних конечностях
Тимофею нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после болезни.
Без видимой причины появились боли в спине и слабость в левой ноге
Амалии нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после удаления опухоли спинного мозга.
Руки – это его жизнь
Павлу нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после травмы.
Из носа текли не сопли, а спинномозговая жидкость
Диме нужен курс реабилитации, чтобы научиться самостоятельно дышать, есть и ходить.
Помочь врачам в борьбе с коронавирусом
Помогите тем, кому это особенно нужно
Требования к сервисам и условия 
для абонентов (банковские карты)
Требования к сервисам и условия 
для абонентов