До операции Ваня кричал от боли, а после операции лежит без сознания | Благотворительный фонд "Правмир"
Мы рядом
в трудную минуту
Собрано за Июль
440 534 ₽
До операции Ваня кричал от боли, а после операции лежит без сознания
До операции Ваня кричал от боли, а после операции лежит без сознания
До операции Ваня кричал от боли, а после операции лежит без сознания
До операции Ваня кричал от боли, а после операции лежит без сознания

Сбор завершен

Шигаев Иван, 3 года, г. Москва

Диагноз: состояние после удаления субэпендимарной гигантоклеточная астроцитома левого бокового желудочка – редкой доброкачественной опухоли головного мозга.

Собранные средства пойдут на курс реабилитации, чтобы Ваня смог сидеть, держать спину, говорить, ходить.

Почему не ОМС: курс реабилитации платный.

Сумма сбора: 394 538 рублей.

Тот день, когда Наталья узнала, что у ее трехлетнего сына опухоль в головном мозге, вспоминается ей будто кадрами из кинофильма. Вот ее сына повезли на МРТ, сделали общий наркоз. Он наконец успокоился, бедный мальчик. В эти последние недели он уже почти ничего не мог есть и пить, никого не подпускал к себе, даже маму. Кричал, убегал, плакал. Вот они с мужем ждут в коридоре, подошел педиатр и взял Наталью под руку — так доверительно, что сердце начало сжиматься в предчувствии чего-то плохого. А потом, как в замедленной съемке: педиатр разворачивает Наталью лицом к кабинету, и перед ней стоят три мужчины, три нейрохирурга. Один из них – заведующий отделением – начинает говорить, а Наталья все еще видит себя со стороны, будто сверху.

«У вашего мальчика опухоль в левом боковом желудочке мозга. Возможно, доброкачественная, но шансов мало. Нужна срочная операция». Потом камера будто отъезжает, и Наталья видит своего сына: он все еще спит, к нему подбегает один из нейрохирургов – тот, что с бородой – и начинает тормошить его, поднимает веки, заглядывает в глаза, а другие говорят ему: «Оставь его в покое, не трогай». Будто Ваня уже и не живой. Наталья не плачет, она будто окаменела, только в голове крутится мысль: «Мой ребенок умирает». И все это длится, длится бесконечно.

Ванечка рос и развивался прекрасно. В два с половиной года читал, считал, рассказывал детские стихи. «Все взрослые думали, что Ване 4 года – таким умненьким он был». А потом вдруг начались проблемы с пищеварением — запоры. Ваня плакал, ночами мучился от боли в желудке, боялся ходить в туалет, страшно похудел, его часто рвало.  Родители отвезли сына в Морозовскую больницу.

«Врач посмотрел на Ваню и сказал: «В эпилептических судорогах он не бьется, что вы приехали? МРТ сделать невозможно, нужен общий наркоз, вы же не будете делать общий наркоз?». Я ничего не понимала, — говорит Наталья, — подумала, что это что-то страшное – наркоз, да еще общий. В общем, мы уехали домой ни с чем».

А Ване становилось все хуже и хуже. Наталья обратилась к неврологу, чтобы все же получить направление на госпитализацию. «Мы только зашли в кабинет, как Ванечку вырвало. И невролог сказала: это симптом, нужно срочно делать компьютерную томографию». Она направила нас в Тушинскую больницу». А дальше все было, как в кино – нереально. Слова про опухоль, мрачные лица врачей и прогноз: нужна срочная операция.

Оказывается, опухоль в левом желудочке мозга стала выделять жидкость, и развилась гидроцефалия — избыточное скопление цереброспинальной жидкости в желудочковой системе головного мозга. Жидкость давила на мозг, и у Вани начались все эти проблемы: запоры, боли, рвота, истерики. Операцию нужно было делать срочно, но перед операцией Ваня приболел, да еще был конец года, близились новогодние праздники и отпуска, — Ваню выписали на десять дней домой.

«Эти десять дней… Это был ад, — вспоминает Наталья, — У Вани были сильнейшие головные боли, он часами кричал и не подпускал меня к себе: «Мама, не смотри на меня, не подходи». Выгонял меня из комнаты, плакал, его все время рвало… Когда праздники кончились, в больницу с Ваней на руках я буквально бежала: «Умоляю, сделайте операцию, он очень мучается».

Шанс, что опухоль окажется доброкачественной был минимален, врачи говорили: «90%, что опухоль злокачественная». Но вот операцию сделали – это была трепанация черепа — и оказалось, что опухоль доброкачественная».

Субэпендимарная гигантоклеточная астроцитома левого бокового желудочка — редкая доброкачественная опухоль. Обычно эта опухоль располагается в желудочковой системе. Именно поэтому одним из частых проявлений заболевания являются симптомы гидроцефалии.

«Не онкология! Это было неимоверное какое-то счастье. Правда, врачи сказали, что ложе опухоли удалить не удалось, но есть надежда, что со временем все рассосется. Мы с мужем были окрылены, смотрели на других детей в отделении: вот мальчику удалили две опухоли, а он через неделю уже по коридору ходит. Мы думали, с Ваней будет так же».

Но Ваня лежал в реанимации 5 недель: пневмония, плохие анализы, судороги, температура. Он был почти без сознания, на препаратах. В палату Ваню перевели в первый день весны, и опять: постоянная рвота, высокая температура, судороги, питание через зонд, капельницы. Наконец, стало чуть полегче, а потом Ване установили шунт для выведения избыточной жидкости – ликвора – из желудочковой системы головного мозга. Судороги ушли.

Врачи посоветовали срочно начинать реабилитацию. Так как именно физические упражнения — ЛФК, вертикализация, занятия с логопедом – активизируют мозг и улучшат общее состояние. Того, что положено бесплатно, Ване не достаточно – нужна длительная реабилитация.

Наталья и Леонид обратились к нам. Они очень просят помочь Ване восстановиться. Курс реабилитации стоит 394 тысячи. Помогите, пожалуйста.

Фонд “Правмир” помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Помогли
DMITRII — 500 ₽
14 января, 2020
hjk — 300 ₽
1 января, 2020
Александр — 1 000 ₽
1 января, 2020
Евгений — 300 ₽
1 января, 2020
Олег — 1 000 ₽
1 января, 2020
аноним — 3 000 ₽
1 января, 2020
Максим — 500 ₽
1 января, 2020
Максим — 500 ₽
1 января, 2020
Максим — 500 ₽
1 января, 2020
Андрей — 10 000 ₽
1 января, 2020
Денис — 1 000 ₽
1 января, 2020
Андрей — 3 000 ₽
1 января, 2020
Павел — 150 ₽
1 января, 2020
Анжелика — 300 ₽
1 января, 2020
Tanya — 100 ₽
1 января, 2020
Татьяна — 1 000 ₽
1 января, 2020
Анастасия — 350 ₽
1 января, 2020
Мария — 500 ₽
1 января, 2020
Валерия — 1 000 ₽
1 января, 2020
Анастасия — 500 ₽
1 января, 2020
Другие поступления средств
Внутренний перевод средств по программе "Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм"
394 538 ₽
17.09.2019
Другие сборы
Сбил пьяный водитель
Роману нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после ДТП.
Нужно 420 840 ₽
«Теперь у вас всю жизнь будет бревнышко, которое разговаривает»
Даниле нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после травмы.
Нужно 526 050 ₽
«Дальше я несла Матвея на руках. А весил он 30 килограммов»
Матвею нужен курс реабилитации и маневренная, легкая, складная инвалидная коляска, чтобы восстановиться после ДТП.
Нужно 658 550 ₽
Вы помогли
Долго не могли поставить диагноз
Диме нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после болезни.
Неожиданно пропала чувствительность в нижних конечностях
Тимофею нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после болезни.
Без видимой причины появились боли в спине и слабость в левой ноге
Амалии нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после удаления опухоли спинного мозга.
Руки – это его жизнь
Павлу нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после травмы.
Из носа текли не сопли, а спинномозговая жидкость
Диме нужен курс реабилитации, чтобы научиться самостоятельно дышать, есть и ходить.
Помочь врачам в борьбе с коронавирусом
Помогите тем, кому это особенно нужно