Пожертвования:
Октябрь:
3 726 170
руб.
Сентябрь:
8 648 497
руб.
Всего:
175 471 480
руб.

Женя получит лекарства от артрита

Больные дети
Завершён
Сумма, которую необходимо собрать: 150 000 руб.
Сбор успешно завершён.
Поделиться

Агарков Женя, 15 лет, живет в поселке Синегорский Ростовской области, школьник, хочет быть автомехаником.

Диагноз: ювенильный ревматоидный артрит с системным началом, высокая степень активности.

Собранные средства пойдут на покупку препаратов «Актемра» и «Методжект».

Прогноз: облегчение болезни, ремиссия.

Женя заболел. Внезапно поднялась температура, колени и локти распухли, болели и не разгибались. А утром Женя не смог сразу встать с кровати – тело, как чужое, скованное, и сил нет совсем.

Женя тогда испугался, что умрет. Температура все время поднималась, не спадала даже с таблетками. А когда Женя увидел, как побледнела мама, увидев цифру на весах – сын похудел за месяц почти на 10 кг, – заплакал:

– Мама, что со мной? Я не хочу… мама!

Они поехали в больницу, местную, в город Белая Калитва Ростовской области. Но там за неделю лечения анализы стали не лучше, а хуже.IMG-20170512-WA0001

– Мама! Что со мной?

Женя же еще мальчишка совсем, ему всего пятнадцать. И он видит, что лекарства не помогают, видит, что врачи не знают, как его лечить, отворачиваются и кричат на вопросы мамы, едва успев выйти из палаты: «Мы сами не знаем, что с ним! Может, онкология!». Он думал, что навсегда теперь в больнице. И когда мама возвращалась к нему, Женя плакал:

– Мама! Я не хочу болеть, за что?!

Что-то непонятное, тяжелое, мучительное вошло в его жизнь: вот я был, обычный мальчик, рос, радовался, а теперь мне так плохо, что я не могу встать, подойти к окну и посмотреть, что там, на улице. Вот я был здоров, бегал, играл, придумывал приключения, а теперь я лежу без сил, мне больно и страшно.

И он добавлял шепотом:

– Я умираю, да?

Когда стало совсем плохо, Женю на Скорой отвезли в Областную детскую больницу в Ростов-на-Дону. И там только через месяц поставили диагноз – ювенильный ревматоидный артрит. Тогда мама Жени вспомнила, что все это уже было, когда Жене было два годика, после того как он переболел ларингитом. Но тогда никто не назвал ей Женину болезнь, а с возрастом у него, вроде бы, все прошло. Вроде бы…

Женю начали лечить. Теперь уже правильно лечить, подобрали лекарства: «Актемра» (капельницы) и «Методжект» (таблетки).

IMG-20170512-WA0003И Жене стало легче. Хотя дома он продолжил лечиться – уколы, таблетки, никакой физической нагрузки, домашнее обучение, чтобы не подхватить инфекцию, – Женя обрадовался и успокоился. У него легкий характер, он подумал, что раз все симптомы ушли, раз нет температуры и распухших, тяжелых рук и ног, то он выздоровел. Это счастливое свойство детства – не помнить плохое, тем более, если это плохое как будто бы и закончилось.

О том, что все это не закончилось, знает только Женина мама. Она помнит слова доктора Авдеенко Вадима Юрьевича из Ростовской больницы, спасшего ее сына от страха смерти. В очередной раз осмотрев Женю и прикрыв дверь в палату, он тихо сказал, что эта болезнь, конечно, не онкология, но она навсегда. При адекватном лечении и регулярном наблюдении ревматолога возможна длительная ремиссия без деформаций суставов – Женя сможет учиться, работать, жить… Но риск обострения будет сохраняться многие годы.

И еще он рассказал, что будет, если не лечиться сейчас, если не ставить Жене эти самые капельницы по четыре, а потом по два раза в месяц хотя бы в течении года и не принимать таблетки: в любой момент начнется деструктивный артрит и его последствия будут непоправимы. Воспаление начнет усиливаться, суставы перестанут работать – начнутся подвывихи и деформация – нарушится работа почек, печени, кишечника, сердца, возможна потеря зрения. Веселый мальчик исчезнет. Страх вернется.

Через полгода Жене должны дать инвалидность, и вот эти полгода ему надо лечиться за свой счет. Потому что болезнь не может сидеть и ждать, она есть здесь и сейчас, она уже пришла. Но у Жениной мамы таких огромных денег нет на лекарства – одна с двумя детьми, какие сотни тысяч..?

Давайте поможем. Если мы сможем оплатить полгода лечения для Жени, то, возможно, он так и не вспомнит тот свой страх перед приближающейся смертью. У него же легкий характер. И ему всего пятнадцать – счастливый возраст, чтобы победить страх.

 

Поделиться