Пожертвования:
Июнь:
3 206 905
руб.
Май:
4 550 575
руб.
Всего:
151 326 495
руб.

Вы помогли закупить лекарство для Ламповщиковой Светланы

Лечение взрослых
Завершён
Сумма, которую необходимо собрать: 337 500 руб.
Сбор успешно завершён.
Поделиться

Ламповщикова Светлана, 31 год, живет в Пензе, воспитывает дочку

Диагноз: пекома матки — редкая разновидность саркомы, не поддающаяся лечению методами лучевой и химиотерапии

Собранные средства пойдут на покупку лекарственного препарат «Афинитор» для поддерживающей терапии

Прогноз: достижение устойчивой ремиссии.

Два года назад все было прекрасно. 29 лет, маленькая дочка-первоклассница, сентябрь, солнце и настоящая, интересная жизнь только начинается. Светлана живет в городе Пенза, работает администратором на автомойке, и она такая красавица, что и администрировать ничего не надо — все работает само собой.

В октябре 2014 года у Светланы начались кровотечения, и она на секунду испугалась, и не поверила, что все это – радость, золотая осень, первые корявые буквы дочки в разлинованной тетрадке и работа, на которой все решается само собой, потому что молодость и много сил – закончится.

Светлана легла в гинекологическое отделение городской больницы, ей удалили миому, и она уже было подумала, что испугалась зря. Опять все наладилось и забурлила настоящая жизнь. Ненадолго.IMG_4204[1]

Врачам все же не нравились анализы Светланы, и они пересматривали и перепроверяли их снова и снова. И нашли уже что-то серьезное — стромальную саркому.

На этот раз Светлану положили в онкологическое отделение. И дочка растерянно провожала ее в больницу, стояла в коридоре и спрашивала: — Что случилось? Мама, ты вернешься, все будет хорошо?

«Что случилось» Светлана решила пока дочке не говорить, потому что она все еще не верила, что случилось что-то серьезное.

— Сейчас быстро полечусь и вернусь – сказала она, и, так как уже стоял январь, обещала привезти дочке из больницы, как из заграничной поездки, подарок.

Светлане удалили матку с придатками и провели облучение. И стало лучше, даже совсем хорошо. Она лежала в палате, не могла ни есть, ни ходить от слабости, но верила, что теперь уж точно все.

И болезнь отступила, затаилась и смотрела как Светлана ходит по улицам, работает королевой автомойки, играет с дочкой и завязывает ей банты на первый в жизни выпускной. Затаилась и ждала.

Почти целый год Светлана жила и верила, что все закончилось, навсегда, совсем. И теперь впереди, да нет, уже сейчас — идет настоящая, интересная жизнь.

А потом случился рецидив. У Светланы поднялась температура, заболел живот. — Может почки? Может грипп? Может отравление? – говорила она и не верила, изо-всех сил не верила, что вернулось то самое, серьезное.

– Я опять ненадолго, — сказала она дочке, собираясь в больницу, и добавила — наверное.

УЗИ показало, что у Светланы разрослась огромная опухоль — 20 см. Опухоль удалили, а потом, на всякий случай, удалили сигмовидную кишку, а потом, еще на всякий случай, провели 3 курса химиотерапии.

Но Светлане становилось все хуже и хуже, потому что врачи в Пензе, конечно, хорошие, но они не знали, что та самая затаившаяся болезнь, которая все это время то приходила, то отступала – это редкая разновидность саркомы, пекома матки. Клетки пекомы не берет никакая лучевая терапия, не убивает никакая химия. Помогает только операция и поддерживающее лекарство.

В Москве, в Российском онкологическом центре им. Блохина, Светлане назначили это лекарство — Афинитор.

Вот теперь бы, наверное, можно и выдохнуть, и начать лечиться, и вернуться наконец к дочке, и на работу, и в жизнь. Но лекарство в Пензе Светлане не выдали.

— Пекома матки – очень редкое, орфанное заболевание, — говорит Светлана звенящим, бодрым голосом, — но в федеральном бюджете на него денег нет. Я одну упаковку купила и начала пить, но деньги кончились, опять начался рецидив, появились множественные образования…

Голос у Светланы бодрый, потому что она до сих пор не верит. Не верит, что из-за непонятной отсрочки в лечении болезнь опять берет верх, не верит, что на лекарства не дают денег, не верит, что придется все же объяснить дочке «что случилось», и что долгожданная настоящая, интересная жизнь не наступит. Не верит.

 

 

 

Поделиться