Пожертвования:
Июль:
3 264 905
руб.
Июнь:
4 830 158
руб.
Всего:
156 214 653
руб.

Золоторева Анна: говорить со своим сердцем на одном языке

Лечение взрослых
В процессе
Сумма, которую необходимо собрать: 319 125 руб.
83% собрано / 53 750 руб. осталось
Поделиться
Помочь

Золотарева Анна, 26 лет, живет в Москве, медицинский переводчик

Диагноз: дефект межпредсердной перегородки

Собранные средства пойдут на операцию с целью закрытия отверстия в межпредсердной перегородке.

Прогноз: выздоровление, повышение качества жизни.

Анне 26 лет, она медицинский переводчик – переводит статьи про инновационные разработки в медицине, про лечение с помощью новейших технологий, а иногда даже присутствует на операциях и переводит прямо в операционной. Вот, например, однажды, Анна была на эндоваскулярной операции по закрытию дефекта межпредсердной перегородки, переводила, как все происходит, иностранным студентам, приехавшим по обмену.
Тогда еще Анна не знала, что у нее тоже порок сердца…
IMG_4085В операционной очень светло и чисто, как и положено, впрочем. Белые халаты, голубые одноразовые шапочки и маски. Над операционным столом, на котором лежит пациент, несколько экранов – именно по ним врач следит как окклюдер доставляется к отверстию в сердце.
– Окклюдер – устройство, которое представляет собой два диска из нитинола, сплава элементов титана и никеля, заполненные тонкими нитями из синтетического полимера, – говорит врач.
И Анна переводит, даже не задумываясь ни на секунду. «Нитинол» по-английски так и будет «nitinol», «никель и титан» тоже – «nickel and titanium».
Врач показывает, как окклюдер – полая внутри сеточка – при скручивании принимает форму нити и легко помещается в тоненькой трубке – катетере.
– Это состояние означает, что окклюдер полностью сложен в систему доставки диаметром всего 4 мм, – говорит врач, и Анна переводит.

– Теперь начинаем операцию.
Врач берет катетер и комментирует:
– Система доставки заведена в бедренную вену.
Анна переводит.
– Через прокол вены на бедре окклюдер в «упакованном» виде по ходу естественных сосудов вводится в полости сердца.
Анна переводит.
– Окклюдер устанавливается таким образом, что один из его дисков располагается в левом предсердии, другой – в правом предсердии, – говорит врач и смотрит на экран.
Анна переводит.
– Дефект оказывается полностью закрыт заплаткой, которая исключает сброс крови из левого предсердия в правое.
На экране заплатка-окклюдер покрывает сеточкой нечто, похожее на черный мешочек.
– Если окклюдер установлен правильно, катетер отсоединяется и извлекается наружу, – говорит врач и вытягивает катетер, – если есть смещение, окклюдер можно снова втянуть в катетер и переустановить.
Анна переводит.
– Операция окончена.
И все начинают радоваться, что обошлось без смещения и повторной установки.
– И как скоро пациент оправится от операции? – спрашивает один из студентов.
– Уже через сутки выписываем. Конечно, некоторое время человек будет чувствовать IMG_5171дискомфорт в горле, из-за транспищеводного датчика. И шесть месяцев надо будет принимать аспирин для профилактики тромбообразования, а если пациент простудится – пить антибиотики. Но! Потом, через шесть месяцев после операции, окклюдер полностью покрывается собственными клетками сердца – эндотелизируется. И теперь наш пациент может вести привычный для него образ жизни – теперь он абсолютно здоров! – врач радостно улыбается, потирая руки. Ему нравится общий восторг и нравится, что можно так легко и буднично говорить в общем-то о чуде. Раз – и человек с пороком сердца здоров.
И Анна все переводит и переводит. А потом, в какой-то момент, когда все уже отвлекаются и говорят каждый о своем, прикладывает руку к сердцу – что-то в последнее время оно часто болит, и в глазах темнеет, и дышать тяжело…
Буквально через несколько месяцев Анне придется бросить работу, потому что у нее не будет сил стоять и переводить. Те первые симптомы станут проявляться все чаще и серьезнее – бронхит, боли в груди, подъемы температуры и давления. Анна решит проверить сердце и узнает, что все это время, все свои 26 лет, жила с пороком сердца.
Врач-кардиолог, другой, не тот, которому тогда аплодировали студенты, скажет ей, что надо срочно делать операцию, еще немного и начнутся серьезные осложнения. И Анна жутко испугается этой операции на сердце, его ведь чувствуешь, оно бьющееся, живое. Закрытие отверстия в сердце с помощью окклюдера… И Анна вспомнит ту операцию, до мельчайших подробностей, до запаха операционной, мерцающего черно-белого экрана, отображающего движения окклюдера, и спокойного, ровного голоса врача.
И вот тут, с просьбой об этом чуде, о практически безболезненной и безопасной операции с помощью окклюдера, она обратится к нам.

Поможем Анне!

 

Помочь
Поделиться