Пожертвования:
Июнь:
3 207 555
руб.
Май:
4 550 575
руб.
Всего:
151 327 145
руб.

Вы не дали многодетной матери-одиночке стать бездомной

SONY DSC
Завершён
Сумма, которую необходимо собрать: 1 236 596 руб.
Сбор успешно завершён.
Поделиться

Наталья Лузина, санитарка из г. Змеиногорска (Алтайский край), мама троих детей.

У многодетной семьи сгорел дом, жить негде.

Собранные средства пойдут на строительство нового дома.

Прогноз: дети и Наталья не останутся бездомными.

аталья Лузина называет Змеиногорск, где она живет с тремя детьми, деревней. Переспрашиваю. (В интернете пишут, что с 1952 года это город.) Женщина говорит, что как называли его деревней, так в обиходе и осталось. В Змеиногорске живет 10 тысяч человек, все продукты и лекарства «завозные», поэтому стоят дороже, чем в больших городах. В городе есть больница, именно в ней санитаркой работает Наталья. Ставка за эту работу – шесть тысяч, а если работать сутки через сутки – семь.

Наталье повезло с соседями. Когда она приехала в дом со своими детьми, соседи долго присматривались. Потом раз зашли, два, три – и стали родными людьми. Бабушку Веру из соседнего дома дети считают своей бабушкой, и она любит детей, как своих. «Я не оставляю детей, вы не подумайте, – говорит Наталья. – Если мне корову с поля пригнать надо или в бане помыться, всегда баба Вера приглядывает, и даже на ночь остается, когда я дежурю». Именно соседи приютили Наталью с тремя детьми, когда у нее сгорел дом.

Наталья была за домом, обихаживала корову и куриц, когда к ней прибежала старшая, шестилетняя Лера, и закричала: «Мама, мы горим!» За то время, пока женщина обежала дом, он уже не просто горел, а полыхал. По потолку шла огненная волна. Наталья вытащила на улицу двухгодовалую Настю, побежала к трехлетнему Андрею. Сначала не получалось найти мальчика, потом Наталья сообразила залезть под кровать – малыш сидел в углу, его тоже удалось вытащить.gg-a-dgvg-2

Пожарные приехали, когда дом почти догорел. Потом они написали, что Андрей играл со спичками, поджог свои игрушки, от этого загорелась кровать. Наталья возмутилась и настояла на комиссии из Рубцовска, административного центра. Комиссия сделала вывод, что это проводка, Наталья пошла к пожарным, а те ей сказали: «Да какая разница, что в отчете написано. Сгорело и сгорело».

После пожара опека предложила ей отдать детей на время в детский дом, в Рубцовск, чтобы было полегче. Наталья  страшно испугалась. Все время спрашивала: «Разве я плохая мать? Разве я не могу обеспечить детей? Я все для этого делаю».

gg-a-dgvg-5Наталья воспитывает детей сама. Сначала муж был «нормальный, работящий человек». Потом начал пить – и по месяцу, и по два. Наталья боролась с этим, то сходилась с ним, то расходилась. Все-таки отец. Терпение лопнуло на третьей беременности – Наталья сказала пьяному мужу, чтобы он уходил прямо сейчас. Тот начал ее бить, душил, таскал за волосы по комнате. «Мое счастье, что ребенок выжил», – говорит Наталья. Три счастья – и все ее. «Когда все это случилось, я себя переломила и нашла телефон мужа, он где-то на Севере, – говорит Наталья. – Сказала ему по-человечески, что не требую алиментов, ничего, но в такой момент мы можем как-то вместе это решать? Твои же дети на улице окажутся». Муж сказал, что приедет и поможет. Через день по этому номеру какая-то женщина говорила: «Вы не туда попали».

Дом Наталья купила на материнский капитал, копила, как могла. «Я давно стою в очереди на работу в шахте, там можно даже 15 тысяч получать, а мне говорят, что дети будут болеть, и никому это не нужно», – рассказывает она. Наталья выучилась на кассира, даже еще не успела на кассе посидеть, а на нее навесили недостачу. «Мне совсем нельзя долги, – говорит она. – Я иногда и так продукты в долг покупаю или лекарства, когда мои болеют. Отдаю частями. Все знают, что я всегда отдаю – и это разрешают». После пожара Наталья от отчаянья думала взять кредит, но она понимает, что выплатить его не получится. «Если бы была работа на шахте – можно было бы, – говорит она. – А так не выплачу я его – и что, в петлю мне? Или в тюрьму посадят, отбирать у меня же нечего? А эти мои… Как они?»

У Натальи нет ни малейшего шанса накопить на дом во второй раз. Материнского капитала больше нет. Работы в Змеиногорске тоже почти нет, а на ту, которая есть, не горят желанием взять мать троих детей. Она не может жить у соседей вечно – она уже переживает, как их стесняет, но выхода у нее нет совсем. Сегодня в Змеиногорске минус двадцать, завтра потеплеет до минус семнадцати. Квартиры в городе почти не сдают, потому что «нет рынка», никто не приезжает в Змеиногорск, зачем. Те, что есть – сдают по 4–5 тысяч, а это почти вся зарплата Натальи.

ПожSONY DSCалуйста, давайте поможем хорошей трудолюбивой женщине, которая, несмотря на все обстоятельства, трудится, любит своих детей, живет достойно, хотя и трудно. Она по-женски, по-человечески мудрая. Например, она никогда на пользовалось услугами подвыпивших мужиков, которые за бутылку могут и дрова поколоть, и сено перекидать, и двор расчистить. Наталья говорит, что дети не должны видеть таких людей в ее доме.

 

Когда вы перечисляете деньги – это кирпич или доска в новом жилье Натальи. В том жилье, для которого ее коллеги со скорой уже приготовили старенький диван из их комнатушки. В том жилье, куда баба Вера сошьет занавески – швейная машинка Натальи сгорела вместе со всем остальным. В том жилье, куда придут жить Лера, Андрей и Настя. Наталья построит ваш дом – дом помощи, сострадания и милосердия.

 

Поделиться