Пожертвования:
Июнь:
3 206 905
руб.
Май:
4 550 575
руб.
Всего:
151 326 495
руб.

Вы собрали деньги на поиск донора для Анны Колесовой

Лечение взрослых
Завершён
Сумма, которую необходимо собрать: 630 360 руб.
Сбор успешно завершён.
Поделиться

Колесова Анна, 30 лет, живет в Ярославле, музыкант, есть дочка

Диагноз: острый лимфобластный лейкоз

Собранные средства пойдут на трансплантацию костного мозга

Прогноз: ремиссия, повышение качества жизни.

Есть в Ярославле оркестр народных инструментов Степана Вишневского. В этом оркестре на клавишных гуслях играет Анна Колесова. Прекрасно играет. Если поискать в интернете видео оркестра, то можно своими глазами увидеть, как пальцы Анны мелькают над этими гуслями, и вся она светится от радости – просто невозможно не ответить на улыбку.

Как-то все быстро получилось. В июне заболели колени и поясница. А в июле вдруг закружилась голова, затошнило, слабость какая-то. И раз – из оркестра, из радостного мира музыки, Анна оказалась в гематологической клинике.

Она даже не сразу догадалась испугаться. Только когда вошла в палату в больнице и увидела своих соседок, которые приветливо вскочили при ее появлении, но у которых на голове совсем не было волос, заплакала.

DSC03155Анне тогда показалось, что ничего больше не будет – ни выступлений с оркестром, когда на сцене в какой-то миг музыка захватывает и зрителей, и музыкантов задорным, лихим ритмом русского танца, уносит прочь, заставляет притоптывать, приплясывать – вон уже и в первом ряду каблуки постукивают в такт; ни музыкальных занятий с малышами в детском саду, где Анна тоже работает, когда дети так смешно выводят ноты одной и той же песенки по сто раз и просят «еще»; ни счастливой жизни с мужем и шестилетней дочкой, которая в этом году пойдет в школу, когда букет и портфель больше дочки, и по-сентябрьски холодно, но так радостно и волнительно. Ничего.

Врачи в Ярославле, когда поняли, что у Анны острый лимфобластный лейкоз, даже не сказали ей об этом прямо, не смогли. Они сказали: — Вам надо обследоваться в Москве. У вас клетки в крови какие-то, которых не должно быть.

— У меня рак что ли? – спросила Анна.

А потом, только в Москве, сама прочитала в карте слово «лейкоз». Тогда Анну успокоили те самые безволосые от курсов химий соседки по палате, говорили, что надо бороться, и что жизнь не заканчивается, и, наверное, стали спрашивать про оркестр, про малышей в детском саду, про дом, семью, дочку. Все правильно говорили. Иначе Анне было бы совсем трудно, невыносимо.

Теперь Анна перенесла уже семь курсов химиотерапии. И у нее ремиссия. Но врачи сказали, что у лейкоза всегда неблагоприятный прогноз, что наверняка будет рецидив. И еще они сказали, что Анна молодая, что рецидива можно избежать, нужна трансплантация костного мозга. Но в России донора не нашли, нужно собирать деньги на поиск за рубежом, много денег и ждать.

И Анна врачам поверила, она ждет.

 

Поделиться