Пожертвования
Ноябрь:
3 764 472
руб.

Помогите Тихонову Максиму научиться говорить

Помогите Тихонову Максиму научиться говорить
В процессе
Данный сбор средств является дочерним для программы «Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм».
49% собрано / 6 814 962 руб. осталось
Поделиться

Тихонов Максим, 5 лет, г. Белгород

Диагноз: двусторонняя сенсо-невральная тугоухость IV степени.

Собранные средства пойдут на оплату курса реабилитации после кохлеарной имплантации.

 

В свои пять с половиной лет Максим произносит одно единственное слово – “мама”. А мог бы болтать, как его ровесники, общаться с друзьями, читать стихи, петь… Два года назад мальчику провели кохлеарную имплантацию, и теперь он наконец-то слышит. Но до сих пор так и не научился говорить. Совсем. Мама постоянно занимается с сыном дома, перепробовала десятки различных методик, ребенок ходит на уроки к дефектологу, не раз проходил курсы восстановительного лечения, но результата нет. Врачи лишь разводят руками. Последняя надежда родителей – реабилитация в подмосковном центре, специализирующемся на пациентах, перенесших кохлеарную имплантацию. Но лечение там платное и дорогое. У семьи, в которой работает только папа, таких денег нет.

О том, что у Максима проблема со слухом, Елена узнала еще в роддоме. Аудиологический скрининг показал нарушения, но врачи успокоили, сказали, что надо подождать, все бывает. “Так прошел месяц, потом второй, у сына обнаружились неврологические проблемы, – рассказывает Елена. – Только в 9 месяцев начал голову держать, с задержкой сел, пошел, до сих пор не может подняться или спуститься по лестнице без поддержки. Тяжело было. Когда мы пошли к врачу снова, Максиму поставили вторую степень тугоухости. Но я-то видела, что все намного хуже. Я могла греметь кастрюлями, ложками, стучать, колотить. У сына не было никакой реакции”.

Максима не раз обследовали в различных медицинских центрах. Врачи неизменно говорили про 2 степень. Но родители не могли в это поверить, так как видели, что сын практически ничего не слышит. “Я помню, по телевизору рассказывали про Центр оториноларингологии в Москве, – рассказывает Елена, – Я сразу же позвонила, записалась. Максиму поставили 4 стадию тугоухости, а это практически полная глухота”.

В случае Максима единственным выходом была установка кохлеарного импланта. Это устройство, которое позволяет слышать даже абсолютно глухому человеку. Оно состоит из внутренней части, которая имплантируется хирургическим путем, и наружной части – речевого процессора, который улавливает звуки, преобразует их в электронные сигналы и передает их по электроду в улитку к слуховому нерву.

Но врачи сначала отказались делать операцию, посоветовали разобраться с неврологией. “На нашу беду у сына еще в головном мозге была небольшая киста. И хирург не стал брать на себя ответственность, испугался, что киста может лопнуть. Нам рекомендовали слуховые аппараты и отправили домой”, – говорит Елена.

Слуховые аппараты оказались абсолютно бесполезны. Максим по-прежнему ничего не слышал. Елена пыталась заниматься с сыном, но для него все происходящее вокруг напоминало немое кино. Тогда Елена начала обивать пороги областной больницы, добиваться направления на операцию и выделения квоты. Усилия мамы увенчались успехом, и 2 года назад в Санкт-Петербурге Максиму провели кохлеарную имплантацию. “Но Максим по-прежнему не говорит, – рассказывает Елена. – Все дети, которые оперировались вместе с нами, уже заговорили, у них расширяется словарный запас, они произносят новые слова, предложения. А у сына процесс не двигается вообще”.

И самое ужасное, что никто не может понять почему. Сначала родители думали, все дело в неправильной настройке импланта. Елена говорит, что просто не выпускала аудиолога из кабинета, настаивая, чтобы он еще раз все тщательно проверил. И только после очередной попытки Максим услышал первые звуки.

“Если до этого я обращала внимание сына на звуки вокруг него, показывала на ухо, как бы спрашивая, слышит ли он, – говорит Елена, – то после перенастройки сын сам стал мне показывать на ухо, если рядом что-то шуршало или шумело. Мне казалось, что теперь, когда Максим слышит, он должен начать потихоньку говорить. Но нет. Мы недавно переехали в Белгород, до этого жили в другом городе. Так там был лишь один детский сад. Обычный. Сын год туда ходил, я очень надеялась, что говорящие дети помогут “запустить” речь у Максима. Надеялась, что он будет повторять за ними, копировать звуки. Но сын каждый раз приходил в группу с плачем, весь день сидел в уголке и не хотел общаться. Было очень тяжело”.

В Белгороде Максим пошел в коррекционный детский сад для детей с тугоухостью. В психологическом плане ему здесь комфортно, он среди своих. Но при этом Максим слышит. Возможно, он просто не может понять окружающие его звуки. Слишком долго был в тишине и привык к ней. Его надо научить выделять нужные звуки из окружающего шума, понимать и воспроизводить человеческую речь. “Мне кажется, что Максим просто не понимает, как произносить слова, – говорит Елена. – Я пытаюсь с ним заниматься, делая акцент на отдельные буквы. Он смотрит на мои губы, но не может повторить. При этом у сына прекрасная зрительная память, он с первого раза запоминает новый маршрут. Он обожает рисовать, особенно лица. Тщательно прорисовывает нос, уши, глаза, рот. У него неплохо получается. Любит динозавров, из Лего строит для них города. Максим очень умный и сообразительный, но полное отсутствие речи мешает ему развиваться”.

За то время, что Максим посещает коррекционный сад, он уже успел научиться некоторым жестам. Но Елена очень надеется, что сын все же начнет говорить, ведь именно для этого ему сделали операцию.

Максиму сейчас непросто. Чем старше он становится, тем чаще сталкивается с непониманием ровесников. По словам Елены, Максим очень старается влиться в коллектив на детской площадке. И очень рад, если его принимают. Играет в догонялки и другие активные игры. Но дети часто отвергают его, потому что Максим все время молчит. Он очень расстраивается, обижается, даже злится.

Максима ждут в реабилитационном центре в Подмосковье. Но курс реабилитации платный, и стоит неподъемных для Елены с мужем денег. Давайте поможем Максиму заговорить, ведь он уже слышит, а значит, полпути пройдено. Осталось научиться пользоваться этой новой способностью.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Помочь
Поделиться
Подписывайтесь на наш telegram-канал!
Жертвователи
150 руб. / 18.11.2018
Татьяна
1 000 руб. / 18.11.2018
Пёс электрика
500 руб. / 18.11.2018
Миронов Александр
1 000 руб. / 18.11.2018
Aнонимно
500 руб. / 18.11.2018
Ирина
1 000 руб. / 18.11.2018
Aнонимно
150 руб. / 18.11.2018
Mikhail
150 руб. / 18.11.2018
Aнонимно
500 руб. / 17.11.2018
Юлия
1 000 руб. / 17.11.2018
Надежда
300 руб. / 17.11.2018
Aнонимно
50 руб. / 17.11.2018
Aнонимно
300 руб. / 17.11.2018
Aнонимно
1 000 руб. / 17.11.2018
Aнонимно
380 руб. / 17.11.2018
Aнонимно
300 руб. / 17.11.2018
Aнонимно
1 500 руб. / 17.11.2018
Елена
500 руб. / 17.11.2018
Любовь
300 руб. / 17.11.2018
Aнонимно
150 руб. / 17.11.2018
елена
Обратный звонок
Горячая линия юридической помощи
8-800-550-56-29
Оставьте заявку на консультацию юриста и в ближайшее время мы вам перезвоним