"Корова погибла, нас разбросало по земле..." | Благотворительный фонд "Правмир"
Мы рядом
в трудную минуту
Собрано за Август
3 866 794 ₽
«Корова погибла, нас разбросало по земле…»
«Корова погибла, нас разбросало по земле…»
«Корова погибла, нас разбросало по земле…»
«Корова погибла, нас разбросало по земле…»

Сбор завершен

Симонова Людмила, 35 лет, Башкортостан, Белорецкий район, село Тукан
Диагноз: последствия травмы спинного мозга от 26.07.2001 года. Сцепившийся верховой подвывих С6 позвонка с повреждением спинного мозга. Состояние после переднего корпородеза (неподвижное соединение позвонков с внедрением костных трансплантатов) на уровне С6-С7. Травматическая болезнь спинного мозга (миелопатия), интрамедуллярная киста (капсула с кровянистой жидкостью, растущая внутри спинномозгового вещества) на уровне С6-С7. Глубокий верхний парапарез (ослабление мышечной активности вплоть до полного обездвиживания) в кистях, нижняя спастическая параплегия (паралич обеих нижних конечностей, преимущественно обусловленный поражением спинного мозга), нарушение функции тазовых органов. Постпаретические изменения суставов нижних конечностей. Нервно-мышечная дисфункция мочевого пузыря.
Собранные средства пойдут на покупку электроприставки к инвалидной коляске, которая поможет Людмиле лучше передвигаться.
Почему не ОМС: электроприставка не входит в перечень технических средств, выдаваемых по ИПР (индивидуальная программа реабилитации инвалида).
Сумма сбора: 125 000 рублей.

«Если ноги у меня когда-нибудь заработают, я только за, – улыбается Люда. – Но я больше реалист. Не скажу, что я привыкла к инвалидной коляске, просто я научилась в ней жить. Приняла как факт: я на коляске уже 18 лет».

Люда живет в Башкортостане, небольшом селе Тукан, в деревянном бараке на трех хозяев – с туалетом на улице и баней за домом. Комнату в этом бараке много лет назад получили ее родители. В ней они прожили всю жизнь. В бараке выросли Люда и ее старший брат.

«Мы жили, как многие в селе: держали корову, свиней, кур, траву косили. Когда техника начала все делать, мы на сенокос ходить перестали. В школе я училась в нашем же селе. Отличницей была. В общем, детство у меня было нормальное, сельское – пока в аварию не попала. Я же не всегда инвалидом была», – говорит Люда.

Ей было всего 17. Она перешла на третий курс педагогического колледжа в Белорецке и приехала на каникулы к родителям. 26 июля встретилась с бывшими одноклассниками. Решили съездить на дискотеку в соседнее село с интересным названием «Зигаза». В два часа ночи уставшие и довольные возвращались домой на мотоциклах – по проселочной, не асфальтированной дороге.

«Тогда все мальчишки в деревне гоняли на мотоциклах. Ни касок, ни прав. Когда ты молодой, не думаешь же ни о чем. Тебе весело и все. За рулем мотоцикла был мой одноклассник, кстати, не пьющий вообще. Еще один парень сидел у него за спиной. А мы с девушкой из Челябинска, которая к бабушке на каникулы приехала, разместились в люльке. Было темно. Ехали мы достаточно быстро. Прямо на дороге заснула корова, и мы в нее влепились. Корова погибла, а нас разбросало по земле. Больше всех пострадала я. Я сильно ударилась головой, текла кровь. То, что позвоночник был сломан, не сразу стало понятно», – рассказывает Люда.

Она смутно помнит, как к ним подъехали другие ребята, как ее посадили на мотоцикл и отвезли в туканскую больницу, где врач обработал рану на голове и наложил на шею фиксирующую повязку. В райцентр Белорецк Люду отвезли на скорой только на следующий день. Только там стало ясно, что у нее серьезная травма спинного мозга – переломовывих 5-го и 6-го шейных позвонков. Во время удара они сцепились и зажали спинной мозг. Люда оказалась полностью парализована – ни рукой, ни ногой пошевелить не могла.

Нейрохирурга для нее вызвали из Уфы, что в 250 км от Белорецка. «Денег на металлоконструкцию у нас не было, сломанные позвонки решили скрепить костью из бедра. Нейрохирург работал, как говорится, вслепую. Ни КТ, ни МРТ в Белорецке тогда не было. После операции хирург сказал моему дяде: “Спасти-то я ее спас, но ходить она никогда не будет. Задет спинной мозг”. Я об этом долгое время не знала. Меня все успокаивали: “Организм молодой, справится”. Когда я спрашивала дежурного врача, что мне делать, он руками разводил:
– Ну, занимайся.
– А как?
– Как можешь.
Представьте, в то время в больнице не было ни противопролежневых подушек, ни матрасов. В реанимации я лежала на надувном матрасе. И то его искали по всему городу», – рассказывает Люда.

Ни о какой реабилитации в селе Тукан или райцентре Белорецк речи тогда не шло. Ее просто не было. Из районной больницы родители забрали парализованную Люду домой и ухаживали за ней, как могли. Семь лет она была полностью обездвижена, не могла ничего делать сама. Дома целыми сутками работал телевизор – для нее. Каналов было всего два – первый и второй. Ни Интернета, ни сотовых телефонов в семье не было.

Люда тогда даже не подозревала, что таких людей, как она, много, и есть центры, где помогают восстанавливаться, в том числе после ДТП. Однажды на деньги, подаренные дальними родственниками, Люда купила ноутбук, зашла во всемирную сеть и узнала, что в Новокузнецке есть хороший реабилитационный центр и больница. «Для меня это был переломный момент. В Новокузнецке мне сделали три операции: зашили пролежни на ягодицах, расслабили зажатые спастикой мышцы, вставили пластину в тазобедренный сустав. Я посмотрела, как проходит реабилитация в специализированном центре и стала заниматься дома. Папа прикрутил мне железную перекладину над кроватью, подвесил резинки, сделал гири, которые пристегивались ремешками к рукам. Руки же совсем не работали. Знаете, как я есть сама научилась? Пока родители были на работе, меня оставляли со старенькой бабушкой. У нее руки тряслись. Начнет меня кормить, то обольет, то по зубам ложкой настучит. Я ей: “Ой, бабуль, дай-ка я лучше сама как-нибудь”. Вот как-нибудь и получилось», – рассказывает Люда.

Она ставила себе одну задачу за другой – держать в руках книгу, писать… И с невероятным упорством пыталась ее выполнить. Вязать не получалось долго. Первое время руки не слушались совсем, спицы из них выпадали. Люда психовала, плакала, а через несколько дней начинала все сначала. Прошел не один месяц и даже не один год, прежде чем удалось, пусть не до конца, но разработать руки. Правда, мелкая моторика нарушена до сих пор. И до сих пор не вернулась чувствительность ног.

«Несколько лет я принципиально не садилась в инвалидную коляску. Считала: сяду – все, я инвалид. Да еще и коляски в то время знаете, какие выдавали? Громоздкие! Назывались “Надежда”. Я была худенькой девочкой, весила 37 кг, а тут мне “танк” выдали, в который можно смело двух меня посадить. Как на нем ездить? Родители со временем купили мне компьютерный стул на колесиках, и я несколько лет на этом стуле по дому каталась. Точнее, меня катали. В какой-то момент поняла, что сильно завишу от всех. Нужно привыкать все делать самой. Научилась сама ездить в коляске, пересаживаться с нее на кровать», – говорит Люда.

Авария изменила не только ее жизнь, но и ее саму. Она многое переосмыслила, поняла, что раньше жила без определенных целей, даже в педагогический пошла с подругой за компанию, а не потому, что мечтала быть учителем. Сейчас Люда может постоять за себя и по-прежнему упорно добивается поставленных целей. Три года назад купила подержанную машину и научилась ее водить. Правда, ей пока трудно пересаживаться из автомобиля в инвалидную коляску, нужно просить помощи.

Люда старается стать более мобильной и самостоятельной. Она часто ездит из родного села в райцентр Белорецк – в гости к родственникам, на городские праздники. Как-то ее пригласили в школу, и она провела там «Урок доброты». Рассказала восьмиклассникам о том, что инвалидами не только рождаются. Беда может случиться с любым человеком – в любой момент. В такой ситуации важно не падать духом, потому что в жизни много всего интересного.

«Я много думала о том, зачем эта травма именно мне. Может, для того, чтобы я помогла кому-то? Вижу, что другие инвалиды не такие активные, как я. А я многое могу сделать. Мне бы очень хотелось заниматься чем-то полезным в жизни. Я очень общительный человек. За последние годы была в разных санаториях, реабилитационных центрах и везде знакомилась с новыми людьми. У меня появились друзья-колясочники. Сейчас с ребятами из Белорецка мы хотим создать свое общество, чтобы объединить людей с инвалидностью, вытащить их из домов, чтобы они тоже радовались жизни», – говорит Люда.

Чтобы вести активный образ жизни и помогать другим, Людмиле очень нужна электроприставка к инвалидной коляске. Долго управлять руками тяжело. Помогите Люде!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний вернуться к полноценной жизни. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Помогли
DMITRII — 500 ₽
14 января, 2020
hjk — 300 ₽
1 января, 2020
Александр — 1 000 ₽
1 января, 2020
Евгений — 300 ₽
1 января, 2020
Олег — 1 000 ₽
1 января, 2020
аноним — 3 000 ₽
1 января, 2020
Максим — 500 ₽
1 января, 2020
Максим — 500 ₽
1 января, 2020
Максим — 500 ₽
1 января, 2020
Андрей — 10 000 ₽
1 января, 2020
Денис — 1 000 ₽
1 января, 2020
Андрей — 3 000 ₽
1 января, 2020
Павел — 150 ₽
1 января, 2020
Анжелика — 300 ₽
1 января, 2020
Tanya — 100 ₽
1 января, 2020
Татьяна — 1 000 ₽
1 января, 2020
Анастасия — 350 ₽
1 января, 2020
Мария — 500 ₽
1 января, 2020
Валерия — 1 000 ₽
1 января, 2020
Анастасия — 500 ₽
1 января, 2020
Другие поступления средств
Пожертвование на расчетный счет Фонда от МАРКОВА АННА (Корова погибла,нас разбросало по земле)
500 ₽
11.12.2019
Внутренний перевод средств по программе "Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм"
125 000 ₽
23.12.2019
Другие сборы
Одной почки нет, а вторая с патологией
Артему нужна операция в России.
Нужно 25 156 ₽
Мама повторяла: «Это не Настя! Вы что-то перепутали!» – были сломаны все кости лица
Нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после ДТП.
Нужно 322 875 ₽
Стукнулся головой о выступ в подъезде, упал и сломал шею
Ване нужен курс реабилитации, чтобы начать ходить.
Нужно 322 875 ₽
Вы помогли
В стекловидном теле обнаружили черные полосы и гной, Кирилл почти полностью ослеп
Чтобы вернуть зрение, нужно пройти курс лечения в Москве.
Заканчивается годовой запас лекарств
Антону нужны лекарства, чтобы жить.
Выраженные посттравматические изменения в стволе мозга
Анатолию нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после ДТП.
Вся пенсия уходит на лекарства
Владимиру нужен лекарственный препарат, не предоставляемый по ОМС.
Без работы, одна с тремя детьми, нет денег даже на еду
Наталья одна воспитывает троих дочерей и осталась без работы, у нее нет денег даже на продукты.