Пожертвования:
Январь:
3 426 259
руб.
Декабрь:
13 533 210
руб.
Всего:
203 872 125
руб.

Токарев Михаил: Снова ходить после инсульта

НеИнвалид
В процессе
Сумма, которую необходимо собрать: 394 537 руб.
59% собрано / 161 504 руб. осталось
Поделиться
Помочь

Токарев Михаил, 24 года, живет в Рыбинске

Диагноз: последствия геморрагического инсульта в стволе головного мозга с формированием внутримозговой гематомы и прорыва крови в желудочковую систему.

Собранные средства пойдут на курс реабилитации (не оплачивается за счет государства)

Прогноз: самостоятельная ходьба, укрепление мышц, уменьшение мышечного тонуса справа, восстановление функции речи.

2016 год, Миша приходит вечером домой с работы. Голова раскалывается…, даже не поужинав, он выпивает таблетку и уходит к себе в комнату.

Несколько минут спустя в комнату заглядывает мама.

– Если бы не зашла, утром мы бы нашли мертвого сына – говорит папа Миши, Сергей.

У Миши уже заплетается язык, слабеют ноги. Родители вызывают Скорую.

– Приехал идиот какой-то, — рассказывает Сергей, — говорит, Мишка спайсов обкурился, стал бить его по щекам. Сын еще пытался что-то сказать: «Что вы деретесь, больно…». А потом все, кома.

В больнице срочно делают КТ мозга. Инсульт – «внутримозговая гематома в ствол мозга объемом 5 мл с прорывом крови в желудочковую систему с формированием гидроцефалии». На следующий день в Ярославской больнице – трепанация черепа. Еще через день – удаление кровоизлияния, дренирование желудочков. 8 дней реанимации. Перевод в другую больницу… Миша вышел из комы, но почти не мог двигаться и совсем не мог говорить.

Сегодня Сергей звонит сыну в больницу каждый день. Сначала идут долгие гудки, потом в трубке раздается треск, шипение – сын пытается держать телефон левой рукой – и вот голос – низкий, будто механический: «Да, па-па?».

Разобрать, что говорит Миша, родители уже могут. Да они его почти сразу понимали, как только сын заговорил – спустя 8 месяцев после инсульта. А вот врачам пришлось помучиться – «жалоб не предъявляет в связи с тяжелыми речевыми нарушениями».

– Па-па, не кашляй! – говорит Миша голосом робота. Сергей смеется: заботливый какой.

Геморрагический инсульт. Почему он случился с молодым, двадцатитрехлетним парнем? Сергей говорит, что просто Миша был слишком хорошим мальчиком. Мне хочется переспросить: слишком хорошим?

– Да: не пил, не курил, не гулял. Окончил Московский государственный строительный университет, работал в строительной компании инженером-проектировщиком. Интересы – компьютер. Иногда ночью прохожу мимо его комнаты, свет горит – опять сидит за компом. Знаете, если б он больше расслаблялся, наверное, ничего не случилось бы.

Сына «вытаскивали» родители – купили тренажеры, массировали, вертели, не давали мышцам атрофироваться. Сергей таскал Мишу буквально на себе по больницам, добивался, чтобы с ним занимались, ругался, опять тащил… В феврале наконец накопили на первый курс реабилитации. Миша научился сидеть, стоять у стенки, делать несколько шагов на месте, самостоятельно есть левой рукой, говорить.

Недавно Мише сделали операцию на правой стопе, чтобы уменьшить спастику и выровнять ногу. Теперь где-то месяц он будет в гипсе, а значит, потом с ходьбой и вертикализацией придется начинать сначала. Мише нужен еще один курс реабилитации, причем срочно, иначе время уйдет.

Сергей пенсионер, но он вышел на работу – надо же на что-то жить. Они истратили все, что имели, залезли в долги, и все равно нет уже ни денег, ни сил.

После разговора с сыном, Сергей звонит жене, которая рядом с Мишей в больнице, слушает, потом не выдерживает и перебивает:

– Ты прекрати отчаиваться, знаешь что! Ты вспомни, каким он был? Языком не ворочал, лежал. Прекрати!

– Волнуется, – вздыхая, объясняет он мне, – Мы, мама и папа, люди не молодые, пенсионеры, и нам страшно подумать, что будет с сыном, если мы не поставим его на ноги.

Страшно подумать. Давайте соберем Мише на реабилитацию?

Помочь
Поделиться
Подписывайтесь на наш telegram-канал!