Пожертвования:
Июнь:
3 206 905
руб.
Май:
4 550 575
руб.
Всего:
151 326 495
руб.

Вы помогли приобрести лекарства и протез руки для Юлии Дороновой

Лечение взрослых
Завершён
Сумма, которую необходимо собрать: 490 000 руб.
Сбор успешно завершён.
Поделиться

Юлия Доронова, 26 лет, живет в Волгодонске, работает техником по документации на Ростовской АЭС.

Диагноз: синовиальная саркома проксимального отдела правой локтевой кости.

Собранные средства пойдут на покупку лекарственных препаратов «Холоксан» и «Доксорубицин» для двух курсов химиотерапии и оплату протеза плеча ПР4–КОБ.

Прогноз: достижение устойчивой ремиссии.

0Анамнез Юлии Дороновой занимает две страницы, хотя ей всего двадцать шесть лет. В тринадцать лет заболела рука: киста, операция, резекция, укрепление руки, рецидив, операция, химиотерапия. Синовиальная саркома – суровая болезнь, бороться с ней сложно, это изматывает.

– Юля, а вы правда работали на атомной станции?

– Почему «работала»? Я и сейчас работаю, – отвечает Юля.

АЭС находится в 12 километрах от Волгодонска, но называется Ростовской. Она обеспечивает Юг России электроэнергией. Юлия была лаборантом в химической лаборатории, но теперь ее оттуда перевели на кабинетную работу. Как человек, мало понимающий в работе АЭС, спрашиваю, не связана ли ее болезнь с работой на атомной станции. Юля говорит, что нет, история болезни началась еще в подростковом возрасте. «Я, наоборот, очень рада работать, на работе мне помогают, – говорит Юлия. – Это отвлекает меня, дает психологическую помощь и не дает унывать».

Юлия вz_1502c6caообще жизнерадостная, хотя ее жизненные испытания вогнали бы в тоску любого. Приходится все время ездить в Москву, консультироваться со специалистами, делать сложные операции. Химиотерапию назначают именно в столице, в Российском онкологическом центре им. Н. Н. Блохина. После операции рассчитывают нужные дозировки, дают конкретные рекомендации – а дальше отправляют домой, в Ростовскую область. Так часто делают в крупных московских лечебных центрах: нельзя же «лить химию» людям со всей России только в столице.

А на местах нет лекарств. Из трех нужных Юлии препаратов на ее родине есть только один. Два других надо покупать самостоятельно, пока их нет – не начнут делать химиотерапию. Время уходит, и уходит быстро. В Москве Юле назначили два курса химиотерапии, после нее нужно проверяться – есть хорошие шансы на устойчивую ремиссию. Только вот сейчас, пока нет лекарств, проверять нечего.

Еще у Юлии нет правой руки. Руку ампутировали в апреле 2016 года, все прошло удачно – насколько вообще можно употреблять слово «удача» в этом случае. Ей рекомендовали сделать протез, но за нужную и подходящую комплектацию тоже нужно платить.20170105_155923

Юля стесняется просить денег. «Я много лежала по больницам и видела людей, у которых все гораздо хуже, чем у меня, – говорит Юлия. – Мы все-таки стараемся обеспечивать мое лечение». Папа Юли работает на той же атомной станции, а мама – уже нет. Юля говорит, что это даже хорошо, что так сложилось: в больницах девушка беспомощна, ей нужен уход, помощь, этим и занимается мама.

Вся семья Юлии и она сама много трудились и продолжают трудиться, но их ресурсы не бесконечны. Сейчас как раз настало время, когда эти ресурсы иссякли, а прекращать лечение никак нельзя. Помогите Юле прожить долгую и счастливую жизнь – мы знаем, вы можете. Действительно можете это сделать.

Поделиться